Станислав Твердохлеб
Челябинск. Инициатор проекта «ПроПуск»

В России сложилась уникальная ситуация, в которой любой регион способный поставить развитие производственной кооперации на системную основу, сможет значительно оторваться от конкурентов! Это не голословные заявления теоретика, а опыт полученный в ходе многолетнего анализа ситуации в Челябинской области и других регионах в сфере промышленной кооперации. Мы живем в то время, когда любая информация доступна и время ее получения минимально. За последние 25 лет эта скорость выросла в тысячи раз. Соответственно и эффективность процессов должна вырасти многократно, но как показывает практика, некоторые сферы деловой жизни потеряли в эффективности. Пока вся страна двигалась к капитализму, многие отстали или потерялись безвозвратно. Не стало целых отраслей экономики, разрушились отлаженные хозяйственные связи, информационные каналы и т.п. За эти годы сложились новые каналы информации, хозяйственные отношения. Но новые связи по эффективности, часто проигрывают разрушенным.

Чтобы дать полное понимание о возможностях для регионов, скрывающихся за производственной кооперацией, необходимо познакомить всех с некоторыми фактами. Сначала  зарубежная практика, затем наш опыт в этой сфере на примере Челябинской области.

Интересен иностранный опыт. В процесс промышленной субконтрактации в странах Евросоюза вовлечено около 300 тыс. предприятий, что обеспечивает рабочими местами более 4 млн. чел. Общий объем продукции, произведенной по субконтрактам, превышает 35 млрд. евро.

В западной практике субконтрактация получила наибольшее распространение в машиностроении, в таких его секторах, как автомобилестроение, производство оборудования для железнодорожного транспорта, станкостроение, а также в радиоэлектронной и электротехнической промышленности. Кооперация имеет много успешных историй в спасении фирм, корпораций, регионов и даже стран.

Существует несколько исторически сложившихся моделей кооперации:

Американская модель субконтрактации — Основана на взаимодействии большого числа заказчиков и исполнителей, то есть требует развитого рынка субконтрактации. Основным критерием отбора исполнителей заказа служит предлагаемая цена. Такая система существует в тесной связи с развитым малым предпринимательством, инновационной активностью фирм-исполнителей, доступностью лизинговых отношений для субконтракторов и т.п. Для американской модели субконтрактации отношения между заказчиком и исполнителем строятся в рамках одного конкретного заказа и не рассчитаны на долгосрочную перспективу.

Японская модель субконтрактации — для японской модели характерно ранжирование предприятий-субконтракторов в зависимости от располагаемых производственных мощностей и уровня технологии. В Японии сложилась многоуровневая система субконтрактации: контрактор передает заказ нескольким субконтракторам, которые в свою очередь сотрудничают с субконтракторами более низкого уровня. Крупное японское автомобилестроительное предприятие имеет в среднем 300-400 субконтракторов. С субконтракторами первого уровня устанавливаются прямые долгосрочные отношения. Такие гиганты японского автомобилестроения, как Nissan и Toyota, самостоятельно производят чуть больше 25% используемых комплектующих, получая остальные по субконтрактным заказам.

Испанская модель субконтрактации (на ней остановимся подробнее, т.к. она лучше всех подходит под Российскую действительность) — Большой интерес представляет опыт Испании в развитии субконтрактных отношений. С середины 70-х гг. XX в. в Испании, значительно отстававшей от ведущих индустриальных стран по конкурентоспособности своей промышленности, началось активное внедрение механизмов производственной кооперации. Основная идея заключалась в преодолении экономического кризиса путем загрузки испанских промышленных предприятий производственными заказами крупных транснациональных компаний (преимущественно автомобильных).

В 80-х гг. в Бильбао организовали международную выставку «Субподряд и промышленная кооперация», которая проводится по нечетным годам и является третьим по величине мероприятием в Европе, направленным на установление контактов с заказчиками. Развитие производственной кооперации стало продвигаться быстрыми темпами: в 90-е гг. на базе 29 торгово-промышленных палат городов Испании были созданы биржи субконтрактации. Лидирующее положение сохранила за собой ТПП г. Бильбао, в ее выставке участвует более 350 фирм, а посещают более 8000 представителей различных предприятий.

Распространение практики субконтрактации позволило Испании в короткие сроки развить сеть мелких и средних предприятий, которые первоначально специализировались на выполнении заказов крупных зарубежных компаний. Экономический подъем и последующее углубление процессов производственной кооперации привели к возрождению крупной промышленности, что позволило сформировать внутренний рынок субконтрактации. Развитие мощной промышленности внутри страны снизило зависимость Испании от иностранных компаний, заложило основу для стабильного экономического роста и повышения благосостояния населения.

Смею утверждать, что не развитость кооперционных отношений для России, настолько значительна, что она влияет на ВВП страны, эффективность бизнеса, общую себестоимость продукции, производимой в стране. С 2012 года мы провели полтора десятка Бирж субконтрактов (Бирж промышленной кооперации). Для справки: (биржа субконтрактов призвана способствовать расширению и развитию кооперационных связей между промышленными предприятиями. Участники мероприятия организованно встречаются за столом переговоров результатом которых как правило является договоренность о подписании контракта. Данный формат удобен тем что Заказчики и Исполнители проходят определенную селекцию и к участию в мероприятии допускаются Исполнители имеющие компетенции в интересующей Заказчика сфере и Заказчики с полным, проверенным пакетом конструкторской документации что исключает недопонимание партнеров. Каждый участник может выступать в двух ролях – выполнять заказы других предприятий и размещать у сторонних исполнителей нерентабельные для себя работы и операции). Общая сумма заказов, выставленная за это время составила более 1.5 млрд рублей, но по вышеуказанным причинам удается «пристроить» менее половины, остальные заказы остаются не выполненными. Парадокс в том, что на данных мероприятиях выставляются заказы на металлообработку, литье – Челябинская область как раз тот регион где все эти заказы могут быть выполнены, но, повторюсь, осваивается менее половины. В сентябре 2013 года нами была организована уже Межрегиональная биржа, кроме промышленников Урала в мероприятии приняли участие представители Подмосковья, Башкирии, Удмуртии, Пермской, Курганской, Новосибирской областей. Сумма производственных заказов, представленных к обсуждению составила более 407 млн. руб., договоренности о сотрудничестве достигнуты на 70% переговоров. Это свидетельствует о том, что каждый регион имеет свою отраслевую специфику, разные компетенции, разные возможности и потребности. И увеличить процент освоения получилось за счет расширения географии, увеличения числа заказчиков и поставщиков. Почти все заказы остались в нашей области, предприятия-поставщики увеличили обороты, прибавили стабильности, может появились новые рабочие места, кто-то купил новое оборудование…..

Это подтвердило, что в России работы очень много, но одни не знают кому ее отдать, другие не знают где ее взять.

В конце 2014 года случилась двукратная девальвация, что еще многократно повысило платежеспособный спрос, особенно в сфере импортозамещения. Но не готовность инфраструктуры, институтов развития, самих предприятий не позволило воспользоваться открывшимся окном возможностей. Дальше последовали санкции — произошло резкое изменение сложившихся товарных потоков. Предприятия ТЭК, ОПК и многих других секторов экономики, вдруг столкнулись с запретами на поставку комплектующих, оборудования или озадачились вопросами безопасности. Государство подкрепило данную тему, несколькими Указами о запрете приобретения в некоторых отраслях импортного товара и т.д. и т.п.

Производственная кооперация и так находилась в не лучшем состоянии, до всех описываемых событий, а сейчас это можно сравнить с хаосом. Его не видно, по причине, что это так и остается проблемой конкретного предприятия! Они не знают куда обращаться и как переформатировать быстро логистику, власти также не готовы предоставить какие-то системные решения. И это нормально. К сожалению!

С другой стороны, ситуация дает прекрасный шанс любому региону России замкнуть на себя многие и многие товарные потоки, что открывает значительные перспективы по формированию всей цепочки добавленной стоимости в регионе и привлечению заказов из вне. При этом много регионов занимаются кооперацией, но больше для галочки, нежели из желания достичь нужных результатов. Вот и в нашей Челябинской области, эта работа лежит на плечах общественника, реализующего мероприятия за свой личный счет.

Теперь прошу внимания Губернаторов! Постараюсь объяснить необходимость кооперации в решении многих и многих задач поставленных Президентом и Правительством.

  1. Производительность! В майских указах Президента России, есть задача создать 25 млн. высокопроизводительных рабочих мест к 2015 году. Высокопроизводительным можно считать рабочее место, которое обеспечивает производительность труда выше среднего по отрасли. Производительность определяется, как выручка предприятия приходящееся на одного работника. Нам всем твердят, что Россия имеет очень низкую производительность, и это правда и не правда. Поясню, Nissan и Toyota на сторону отдают до 75% необходимых видов работ, при этом их выручка от этого никак не страдает. Значит в самих этих автогигантах производительность высочайшая. Теперь, что в России? Исторически сложилось со времен СССР, что крупные предприятия строились по принципу полного цикла и кооперация предполагалась минимальная. 25 лет Российского капитализма, не особо изменили ситуацию. Но именно в этом скрыта возможность: стимулируя развитие кооперации, аутсорсинга, субконтрактации, распределенного производства в своем регионе, Вы повышаете производительность и создаете высокопроизводительные рабочие места, «модернизируя» уже имеющиеся. А это не требует больших вложений и способствует скорейшей реализации поручений Президента.
  2. Импортозамещение! С 2014 года, простые изделия и комплектующие нашли своего производителя в России, идет процесс освоения промышленной продукции для нефтегазовой отрасли, ОПК. Но еще огромное количество сложных изделий так и остаются не освоенные. Причина здесь в том, что МСП в большинстве специализируются на чем-то одном: металлообработка, литье, резинотехнические изделия, электроника. При этом, предприятия не готовы брать на себя роль контрактодержателя за сложные изделия в которых из их компетенций лишь один элемент. На западе существует целая отрасль так называемых «системных интеграторов», выступающих профессиональными посредниками, между заказчиками сложных изделий и огромным числом подрядчиков, готовыми делать свои комплектующие по своей специализации. В этом скрыта возможность для Российских ВУЗов, за последние годы получивших уникальную материальную базу, лаборатории, станки и оборудование. Задачами ВУЗов является создание малых инновационных предприятий (МИП), повышение их количества, повышение выручки, генерация патентов, НИРов и НИОКРов. Если же ВУЗы начнут формировать вокруг себя МИПы — «системных интеграторов», при этом позволив опираться на свою материальную базу, это создаст отсутствующий интерфейс кооперации науки и промышленности.
  3. Инвестиции! При планировании запуска новых производств, наши бизнесмены также планируют часто реализацию своих инвестпроектов по принципу полного цикла. Редко у кого есть достаточные средства и инициаторы ведут поиск финансирования на стороне. Иногда это может длиться годами, плюс само строительство и мы получаем годы с момента появления желания о реализации до запуска. Есть путь в разы короче. При планировании запуска инвестпроекта с учетом возможности кооперации, мы получим значительное (иногда кратное) снижение стоимости всего проекта, ускорение скорости запуска проекта, создание более производительных рабочих мест и т.п.
    Также созданию новых производств, а соответственно и инвестиций будет способствовать агрегация всех заказов на простые комплектующие и оформление их в отдельные инвестпроекты для местной промышленности.
  4. Неплатежи! Развитие кооперации потребует от властей и решения острейшей проблемы неплатежей. И для этого все инструменты уже есть на рынке. Требуется лишь воля и мужество не бросать начатое на пол пути.

 

К сожалению Челябинская область до сих пор ищет необходимые «точки роста» там же где и все остальные, не понимая, что, изучая опыт успешных регионов и следуя их путем, мы всегда будем в роли догоняющих.