Грани замочного камня

0
1281

Грани замочного камня

Осуществление в отечественной промышленности Четвертой индустриальной революции, перехода в Шестой технологический уклад невозможны без активного участия молодых инженеров и специалистов. Об этом, а также о дефиците высококвалифицированных инженерных кадров и о необходимости возродить преемственность русской инженерной школы уже давно и много говорится с различных высоких трибун.

А что же сами продолжатели славных традиций – молодые специалисты оборонки? Сегодня самая активная и креативная их часть, объединенная в Союз молодых инженеров России (СМИР), решительно заявила о своих претензиях на роль ведущих, а не ведомых в этих процессах. И при этом предложила основной инструмент реализации заявленной миссии – «ГиперТех». Это оригинальная организационно-управленческая модель массового вовлечения инженеров и высококвалифицированных специалистов промышленных предприятий, в том числе ОПК, в решение модернизационных задач. Подробно об этом читателям «Умпро» рассказывает председатель СМИР Евгений Мирошниченко.

 

СТРАТЕГИЯ. ПРОБА ПЕРА

 

Сначала, как водится, было слово. В данном случае – модернизация. А также другие знаковые слова и фразы – долгосрочная экономическая политика, создание новых высокотехнологичных рабочих мест, кадровая инженерная революция, – прозвучавшие в концептуальных «майских указах» президента и последовавших вслед за ними других официальных документов и выступлений руководства страны на статусных площадках. Затем в результате известных событий, обернувшихся осложнением экономической ситуации в стране, особую актуальность приобрели понятия импортозамещение, экономическая безопасность. Эти события и последовавшие в ответ на них сигналы от власти ощутимо «подогрели» пассионарно настроенную техническую молодежь и в результате на этой волне в ее среде были запущены объединительные процессы, затем вылившиеся в идею «ГиперТеха» и реализацию еще одного проекта – создание школы «Техноспецназа».

В 2012 году была создана сетевая межрегиональная общественная организация развития инновационной экономики «Русское технологическое общество». Его основная идея – объединить молодых инноваторов, вынужденных поодиночке решать проблемы коммерциализации своих прорывных разработок, для коллективных действий по их продвижению, выстраивания системных инфраструктурных механизмов. С первых же шагов мы убедились, что слишком узкий отечественный венчурный рынок – не самая подходящая для этого площадка, и пришли к пониманию, что основной рынок для инженерного предпринимательства и инженерных стартапов – это промышленность, одновременно выступающая в роли производителя, заказчика и покупателя. А, как известно, самый развитый сегмент отечественной промышленности – это ОПК. С предприятий оборонки, собственно, и началось объединение на тот момент разрозненных групп молодежных инженерных сообществ. И, когда мы поехали по регионам, по предприятиям ОПК, стали знакомиться с их активом советов молодых специалистов и предлагать создать мощную единую профессиональную ассоциацию молодых инженеров России, мы убедились, что попали в яблочко – народ на местах с готовностью ждал чего-то подобного, и благоприятные обстоятельства созрели.

Как известно, самой надежной объединяющей основой является идеология, которую в нашем случае еще предстояло разработать. Мы изначально замахнулись – ни много ни мало – на разработку системного документа – концепции научно-технологической доктрины России как национальной системы инженерного дела, отвечающей высшим мировым стандартам. А начать решили с организации масштабного консолидирующего форума научно-технической элиты страны. Понятно – не только собственными силами. Поскольку речь шла о системной работе с оборонными предприятиями, мы в начале 2014 года обратились за поддержкой в правительство – к вице-премьеру Дмитрию Рогозину. Он одобрил наши объединительные инициативы, с его подачи завязалось наше сотрудничество с коллегией Военно-промышленной комиссии РФ, поддержавшей идею форума. Мы также предложили сотрудничество Временной комиссии Совета Федерации по вопросам развития законодательства РФ в инженерной и инжиниринговой деятельности: ее экспертам было интересно мнение инженерной молодежи по поводу того, что должно быть отражено в готовящемся законопроекте об инжиниринге. Одним из первых партнеров «Русского технологического сообщества», активно поддерживающих наши начинания, стало ДОСААФ России, которое, кроме решения текущих задач – подготовки по учетным военным специальностям, также работает над решением перспективных задач по формированию научно-технической культуры, в том числе связанных с возрождением движения НТТМ – научно-технического творчества молодежи. Идею проведения форума мы также обсуждали с руководством Академии наук, ряда ведущих технических вузов, Российского союза научных и инженерных общественных организаций (Рос-СНИО). Большинство наших собеседников составляли люди старших поколений – старые НТРовцы, носители лучших отечественных инженерных традиций. Кстати, тогда же, в ходе подготовки к форуму, родились прижившиеся затем в нашей среде термины, определяющие суть отношений между поколениями российских инженеров. На одном из круглых столов кто-то из наших старших коллег сказал примерно следующее: давайте, мол, определимся, кто за что отвечает. Мы занимаемся законотворчеством, лоббируем интересы промышленности во власти, стало быть, мы – технопартия, наставники, а вы, соответственно, – технокомсомол, вносите дух новизны, экспериментаторства.

Форум состоялся в ноябре 2014 года. Его полное название – I Всероссийский форум технологического лидерства России «Технодоктрина-2014». Он собрал свыше шестисот участников, примерно половина из которых – из поколения наставников: члены коллегии Военно-промышленной комиссии РФ, Общественной палаты РФ, представители Государственной Думы и Совета Федерации, Торгово-промышленной палаты РФ, Российского союза промышленников и предпринимателей, Росатома, Союза машиностроителей России и других государственных и общественных структур, руководители крупнейших промышленных предприятий, ректоры ведущих вузов.

Поначалу ставилась сверхзадача – определить контуры технологического развития России на среднесрочную перспективу, обозначить ее цели и маршруты, которые бы действовали на протяжении 25 – 30 лет независимо от политической ситуации в стране. В докладах спикеров был представлен широчайший спектр точек зрения на эти проблемы, и в результате консолидирующей линии выработать не удалось. Однако мы не считаем наш форум неудачей: все его участники сошлись во мнениях о необходимости разработки доктрины, определяющей стратегические приоритеты в области технологического развития, цели и задачи государственной технологической политики, механизмы формирования и функционирования национальной системы стратегического планирования и управления технологическим развитием. Они отметили, что на форуме был сделан важный шаг для консолидации усилий, направленных на комплексное решение ключевых проблем технологического развития России, оценили значимость форума как федеральной межотраслевой площадки для разработки стратегического развития инженерного кадрового потенциала страны.

Знаковым событием форума стало проведение в его рамках учредительного съезда нашей организации – Союза молодых инженеров России. «Технодоктрина» стала площадкой разработки идеологии и программы развития СМИР – организации, члены которой самостоятельно, без каких-либо указаний сверху, пришли к пониманию необходимости объединиться и уже как единое целое встроиться в важнейшие государственные проекты в экономике. Эту идею нужно было оформить политически. Таким образом мы и сформулировали молодежную инженерную промышленную политику – Технодоктрину. Ее основные постулаты таковы. Сегодня мир находится в стадии фазового перехода, смены технологических укладов, которая повлечет за собой смену и социального уклада. Это данность. Для отечественной промышленности это вызов, единственный адекватный ответ на который – осуществление технологической революции. Во всех развитых странах оборонно-промышленный комплекс – традиционный драйвер промышленного роста. При этом именно молодежь – тот самый стратегический ресурс технологического развития страны, без которого требуемые качественные изменения недостижимы. Это доказывает опыт стран-лидеров мировой экономики: молодые инженерные гении Америки выросли на заказах оборонки в кооперационных цепочках. Они мобильные, оперативные, креативные, их усилиями и начала раскручиваться машина инноваций, обеспечившая Штатам технологическое лидерство. И потому необходимо вернуть российской молодежи, занятой в компаниях сферы ОПК и на создаваемых вокруг них предприятий малого и среднего бизнеса, ее энергетику роста, создать новое молодежное трудовое движение, когда каждый на своем месте берет на себя ответственность за решение ключевых проблем в области технологического развития нашей страны.

Сегодня в отечественной оборонке занято порядка полутора – двух миллионов молодых (25-35 лет) инженеров, что составляет примерно четверть от общей численности инженерно-технических кадров ОПК. И это поколение тридцатилетних – последнее поколение специалистов с постсоветским образованием, которые еще успели застать в деле ветеранов оборонки, работавших с

С.П. Королевым и другими легендарными советскими конструкторами, инженерами, создателями научно-технического потенциала сверхдержавы. То есть у них еще есть прямая связь с энергетикой поколений, осуществлявших прорыв в космос. Но есть и другая сторона медали. Изучая в ходе подготовки к нашему форуму потребности технической молодежи, мы выявили две основные проблемы, которые ее волнуют. Первая – это карьерно-профессиональные перспективы – возможности роста либо по управленческой вертикали, либо – вширь, в профессиональном плане. Эта проблема напрямую связана с другой – финансовой. Зарплаты молодого специалиста на предприятии не хватает на то, чтобы позволить себе собственное жилье, даже в ипотеку, а социальные программы для молодых кадров работают далеко не в каждой компании. То есть системно это проблема не решена, и каждый по мере сил пытается решить ее сам для себя. Кто-то – находя дополнительные заработки, зачастую никак не связанные с их специальностью, кто-то – бросив все силы на карьерный рост. Однако к своим тридцати годам молодые специалисты на предприятиях ОПК упираются головой в свой карьерный потолок, поскольку, хотя в этом сегменте в последние годы все явственнее проявляются тенденции роста, этот рост пока не обеспечивает создания в достаточном количестве новых управленческих и других интересных для продвинутой технической молодежи рабочих мест. Институты роста, социальные лифты тоже еще не отстроены. Очень опасная ситуация для поколения, которое сейчас пытается самоопределиться по поводу своего места в нынешних реалиях и в среднесрочной перспективе, ищет – и не находит. И в результате возникают проблемы с профессиональной мотивацией молодых специалистов, запускаются процессы их профессионального и личностного выгорания. А ведь это в большинстве своем – пассионарии, к тому же патриоты своих компаний и России в целом – об отъезде за границу за лучшей долей никто не помышляет, речь только о том, чтобы суметь принести максимальную пользу своей стране.

Здесь напрашивается метафора из инженерно-строительной сферы. Когда сооружают каменную арку, эту конструкцию держит устанавливаемый на самом ее верху клинообразный замочный камень. Если его вытащить – все обрушится. И сегодня можно сказать, что молодое поколение инженеров их сферы ОПК – это замочный камень всей промышленности страны. Потому как этим ребятам через десять лет предстоит управлять промышленностью, им решать задачи модернизации, перевооружения, и если им сейчас обрубить доступ к этим компетенциям, возводимая сегодня конструкция отечественной промышленности нового технологического уклада рискует обрушиться.

Понимая это, мы говорим о необходимости новой молодежной промышленной политики. Ее задача – преодоление инерции восприятия руководством предприятий молодежи только лишь как пусть ценного, но – объекта, которым управляют, который опекают, развивают, поучают и т.д. Инженерная промышленная молодежь должна вернуться к подобающей ей субъектной роли – какую выполнял комсомол в 60-х годах прошлого века, когда развивалось стройотрядовское движение, молодежь ехала на комсомольские стройки, создавались комсомольско-молодежные бригады на предприятиях. Еще более близкий для молодых специалистов пример – центры научно-технического творчество молодежи, временные творческие молодежные коллективы середины 1980-х. И для сегодняшней технической молодежи вполне посильна и актуальна задача – работать на новый уклад, создавать принципиально новую индустриальную модель ОПК России. А для этого ей необходимо предоставить необходимые ресурсы, возможности.

Именно на энергии этих ребят – уже сложившихся специалистов, готовых себя сполна реализовать в созидательных процессах, состоялся мощный старт СМИР. Уже сегодня можно сказать, что наш союз состоялся как межотраслевая сеть советов молодых специалистов промышленных предприятий, в основном сферы ОПК. При них созданы представительства союза, а на ряде предприятий в советы вошли в СМИР в полном составе. К настоящему моменту мы охватили около четырехсот предприятий ОПК из полутора тысяч. И теперь продолжаем работу по росту рядов и – главное – по воплощению идеи «ГиперТеха».

 

ГИПЕРТЕХ: РАСПРЕДЕЛЯЙ И КОММЕРЦИАЛИЗИРУЙ

 

Если Технодоктрина – это наше видение новой молодежной промышленной политики, то «ГиперТех» – предлагаемый основной инструмент ее реализации. Эта организационно-управленческая модель включает в себя три взаимосвязанных блока. Первый – это то, о чем мы говорили выше, – возрождение трудового молодежного движения. Сегодня в отечественном ОПК миной замедленного действия является проблема массовой демотивации молодых инженерных кадров на сверхусилие. Во всех корпорациях в ходу один и тот же сценарий. Приходит на производство выпускник вуза, первые два-три года он пытается «перевернуть мир», предлагая умудренному опытом руководству свои вполне креативные, но обычно не вполне проработанные технические и управленческие идеи. Но его быстро спускают с небес на землю, и он перегорает, и уже с потухшими глазами продолжает работать строго «от сих до сих». А можно ли – по-другому? Можно, – утверждают наши наставники. В их числе – Вадим Александрович Исаченко, бывший гендиректор НПО «Техномаш» – головного предприятия Роскосмоса по реализации Федеральной космической программы в области технологий. Ему довелось работать вместе с Сергеем Александровичем Афанасьевым – бывшим министром среднего машиностроения СССР, создававшим космическую отрасль. Вадим Александрович рассказал об основных принципах работы специалистов тех поколений, в основе которых – три «Б»: большие личности, большие идеи, большие результаты. То есть тогда ставка делалась не на середняков – ведь всегда найдутся те, кто будет дорабатывать, дошлифовывать, детализировать проекты, а в первую очередь требовались большие личности, способные эти проекты создать. А большие личности – это, прежде всего, высокая ответственность. Способность брать ее на себя опять же нарабатывается на практике. А где в этом практиковаться нашим молодым прогрессорам?

ГиперТех предлагает ответ, обеспечивающий системное решение карьерно-профессиональных и финансовых проблем молодых инженеров. Это идея создания в контуре оборонно-промышленного комплекса сети малых технологических компаний. На Западе это называется модель распределенного производства, в России предпочитают термины «аутсорсинг» или «субконтрактация». Развитие технологической инфраструктуры распределенного производства – второй из трех блоков модели «ГиперТех». Это механизм, дающий возможность молодежи через инженерное предпринимательство получать достойные заработки и нарабатывать необходимые компетенции.

В настоящий момент только две госкорпорации из ОПК – объединенная авиастроительная и объединенная двигателестроительная – системно работают с аутсорсерами, оставляя за собой производство ключевых компонентов. В программе развития ОАК корпорации установлена квота в 40% для передачи части непрофильных направлений на аутсорсинг малому инновационному бизнесу. ОДК также работает в этом направлении достаточно давно, является одной из первых корпораций, внедривших такую управленческую систему. Полным ходом идет процесс реформирования Роскосмоса – и это тоже шанс для малых высокотехнологичных фирм.

Однако мы-то говорим о массовом тиражировании этой модели в отечественной промышленности и прежде всего в ОПК. Сегодня для этого есть все предпосылки. Наступивший кризис, усугубившийся из-за санкционного режима, актуализировал для предприятий задачи технологической модернизации и импортозамещения. При этом гирями на ногах висят застарелые недорешенные технологические проблемы, периодически перемещаемая форс-мажорами текучка не позволяет в должной мере сосредоточиться на разработках на перспективу. Результат – «выпавшие» целые направления разработок, незавершенные НИОКР и т.д., – и все это надо доводить до ума. А теперь представьте, насколько легче было бы предприятиям решать все эти задачи, располагай они инфраструктурой, включающей в себя сеть малых компаний, способных качественно работать над расшитием узких мест, а также создавать НИОКРовские заделы на перспективу.

Эта структура уже формируется. На данный момент на ряде предприятий по инициативе СМИР созданы молодежные технологические команды, обладающие собственными разработками. И, если появляются технологические запросы от предприятий, мы в первую очередь ищем варианты их решения именно у этих команд. Если же готового, опробованного решения нет – что ж, это даже более интересно, появляется перспектива создания для его разработки новой малой инновационной фирмы с участием молодых инженеров как компании-заказчика, так и других предприятий. Мы поставили себе задачу – создать в течение ближайших трех – пяти лет до 500 таких новых малых инновационных предприятий.

Впервые нашу идею распределенного производства мы вынесли на широкое обсуждение в феврале этого года в Новосибирске на совещании совета предприятий ОПК Сибирского федерального округа при Полпреде президента, посвященном кооперации оборонных компаний с технологичными предприятиями МСБ. Последних на совещании представляли руководители технопарков, центров кластерного развития, стартап-компаний. Они обозначили целый ряд проблем, препятствующих кооперации с оборонкой, в большинстве своем – административного характера. Решить их самостоятельно малые фирмы не в состоянии – нет у них соответствующего управленческого ресурса. Тогда-то Союз молодых инженеров России и предложил себя в качестве одного из промышленных интеграторов, который готов, замкнув на себя сотни малых инновационных компаний, решать их административные вопросы и взять на себя функции единого поставщика для компаний-заказчиков их услуг. То есть фактически речь идет о нашей готовности выступить агрегатором, b2b-центром.

В рамках нашей программы по внедрению систем распределенного промышленного производства промышленности России мы выстраиваем кооперацию между вузами, наукой и бизнесом.

Проблема заключается в том, что разрушены и еще не восстановлены горизонтальные связи. Многие предприятия и вузы до сих пор не общаются системно. Союз МИР как межрегиональная, над- и межотраслевая организация занимается интеграцией. Мы понимаем возможности инжинирингового центра, начиная с заключения договора на НИОКР, заканчивая выходом на внедрение и созданием малых инновационных предприятий. Пока в ручном режиме мы сформировали список, который впоследствии выльется в B2B онлайн-агрегатор технологий, сервисов, компетенций, которыми владеют инженеры, ученые, технологические компании, высокотехнологичные предприятия «ГИПЕРТЕХ». Это будет своеобразная «Техновикипедия»: вводишь запрос, получаешь список подходящих исполнителей и выстраиваешь контакты с ними напрямую. Бета-версия сейчас находится в стадии заполнения, ее уже можно изучить, протестировать.

В ходе обсуждения нашей идеи на различных площадках нам часто задают вопросы о том, почему мы так уверены, что услуги создаваемых по инициативе СМИР малых технологичных компаний будут пользоваться спросом, что им удастся коммерциализировать их разработки. Здесь наш расчет на то, что, во-первых, как мы уже убедились, изучив ситуацию на предприятиях, что сегодня количество технологических запросов промышленных компаний превышает все мыслимые возможности. У них есть и задачи – как текущие, так и прорывные, есть средства на их решение, но недостает ресурсов. Во-вторых, руководители и сотрудники малых технологичных компаний, они же – инженерно-технические работники предприятий, имеют вполне предметное представление о том, какие именно разработки могут быть наиболее востребованы на их родном заводе, в каких направлениях можно предложить новые решения, и к тому же они имеют непосредственный контакт с руководством предприятия. Эти специалисты среднего управленческого звена работают на опережение: находят проблему на своем производстве еще до того, как она сформулировалась в виде заказа, затем силами своей малой технологической фирмы либо с помощью привлеченных через СМИР молодых специалистов с других предприятий разрабатывают вариант ее решения. После чего руководству предприятия докладывается и о выявленной проблеме, и об уже готовом ее решении. В ряде случаев на базе таких заказов можно создать стартап. И во всех случаях этот механизм обеспечивает условия для естественного развития внутри- и межотраслевой кооперации инноваторов, коммерциализации разработок молодых специалистов, создания новых высокотехнологичных бизнесов и поддерживающей инфраструктуры для корпораций ОПК.

Основная проблема в плане взаимодействия с руководителями предприятий – в другом: те выказывают нередко обеспокоенность, что их перспективные инженеры, будучи задействованы в малых инновационных компаниях, в конечном итоге уйдут с предприятия. И к самим малым фирмам отношение настороженное: непонятно, как корпорациям контролировать это множество малых структур, как гарантировать надлежащее качество их продуктов. И вообще, насколько небезопасно в принципе доверить таким структурам работы, связанные с выполнением гособоронзаказа, если, мол, сегодня эта малая фирма есть, а завтра вдруг прекратит свое существование.

Мы искали инструментарий, позволяющий предложить оптимальные решения этих проблем, и в итоге нашли инфраструктурный ответ. Отталкиваясь от модели «Академпарка» – технопарка, созданного в Новосибирском Академгородке, мы разработали собственную модель, которую назвали «Инжиниринг-парк» В его основе – центр промышленного прототипирования, то есть комплекс оборудования, позволяющего производить малые серии или прототипы продукции. Вокруг этого центра, действующего по принципу центров коллективного пользования, куда любой может прийти с идеей и выйти с готовым прототипом, будут сформированы инжиниринговые команды. Это могут быть как действующие малые технологические компании, так и временные творческие коллективы, созданные под конкретную задачу. По замыслу, «Инжиниринг-парк» должен обрести статус технопарка, то есть получить соответствующие режимы благоприятствования. Сегодня мы уже начали реализацию подобных проектов в Москве, Челябинске, а также в Крыму. В Челябинске, например, для этой цели был задействован механизм ГЧП, когда площадку под технопарк предоставляет частный собственник, а с руководством области решается вопрос о включении нашего проекта в профильную программу регионального Минэкономразвития. Такие инжиниринг-парки мы рассматриваем как центры генерации, притяжения инновационных команд, перспективные площадки для развития технологического предпринимательства.

 

ПОД ДЕСАНТНЫМ ДЕВИЗОМ – В ТЕХНОЛОГИЧЕСКУЮ АТАКУ

 

Наконец, третий блок «ГиперТеха» – это подготовка инженерных управленческих кадров, способных решать в рамках этой модели комплекс задач по созданию и развитию молодежных инженерных коллективов, внедрению механизмов распределенного производства и построению технологической инфраструктуры. Идея создания технологического спецназа президента России родилась у нас, когда мы еще только начинали подготовку к созданию СМИР. Она нашла широкий отклик у молодых специалистов отечественной оборонки. Наверное, во многом здесь дело в том, что, к счастью, в самой культуре ОПК еще сохранилась преемственность традиций государственничества, самоценности служения стране, атмосфера, поддерживающая ответственное отношение к делу, которому здесь служат, и гордость за него. Вместе с тем среди этой массы патриотически настроенных ребят очень высок процент патерналистов – это тоже своего рода «профессиональная деформация» работников ОПК. Но у нас-то стоял вопрос о технолидерах, способных организовать на своих предприятиях инженерную молодежь, создавать временные творческие коллективы и стартапы, обеспечивать их заказами, выстраивать кооперационные цепочки и т.д. Задача внедрения модели распределенного производства, по мнению многих руководителей предприятий, очень сложная и даже едва ли выполнимая. В этой ситуации нужны люди – и много людей, которые, несмотря ни на что, возьмутся за нее, руководствуясь девизом ВДВ – «Никто, кроме нас». Никто не берется, а мы сделаем. И, кстати, мы убедились, что в регионах таких ребят очень много. Ведь если в Москве у технической молодежи больше возможностей построить карьеру, то на местах у нее перспектив не так много: либо срываться в столицу, либо пытаться что-то предпринимать, чтобы состояться, как успешный специалист, на месте. Так мы пришли к пониманию необходимости разработки и реализации силами СМИР программы развития инженерно-управленческого кадрового резерва ОПК России. Мы ставим перед собой задачу создать резерв из молодых профи, разделяющих нашу идеологию, «заточенных» на успех в реализации модернизационных задач.

Олег Бочкарев

Создать – значит, обучить необходимым навыкам и компетенциям, подготовить морально, поддержать сопровождением проектов. И вот в минувшем сентябре в Крыму на Черноморском побережье состоялась первая инженерно-патриотическая школа технолидеров «Техноспецназ-2015». Организатором проекта выступил Союз молодых инженеров России, поддержку оказали Коллегия Военно-промышленной комиссии РФ, ДОСААФ России, Совет министров Республики Крым и Федеральное агентство по делам молодежи.

Сергей Глазьев

Программа школы была сформирована под решение нескольких задач. Одну из них решали занимавшиеся со слушателями специалисты-психологи. Речь шла о профилактике профессионального выгорания, «подкачки» воли и усилении победительной мотивации. Еще одна задача – расширить для наших слушателей горизонты видения ситуации в отечественной промышленности, дать детальное представление о принципах государственного управления ею, показать перспективы. Огромный интерес участников школы вызвали лекции советника президента РФ по промышленности Сергея Глазьева, заместителя председателя коллегии Военно-промышленной комиссии РФ Олега Бочкарева, профессора МГТУ им. Баумана Бориса Виноградова, руководителей крупнейших оборонных предприятий. Делясь впечатлениями от услышанного, ребята говорили: если до сих пор мы просто не видели всей картины «сверху», то вот теперь мы стали понимать, как именно мыслят и принимают решения директора наших предприятий, и в результате, думается, нам будет проще находить с ними взаимопонимание и сотрудничать. Наконец, в качестве вдохновляющих примеров были нужны живые кейсы, реализованные ровесниками слушателей. Опытом их реализации делились молодые зачинатели стартапов, руководители промышленных предприятий и инновационных фирм. В числе спикеров – Алексей Рогозин, генеральный директор ФПК «Алексинский химический комбинат», Сергей Солобоев, директор приборостроительной компании «Униксан» – резидента новосибирского «Академпарка», и другие.

Алексей РогозинПрограмма включала в себя серию испытаний. И первым испытанием для ребят было само попадание в нее. Ведь расходы на их обучение в этой школе не были заложены в бюджетах предприятий. Таким образом слушателям приходилось либо ехать к нам за свой счет, либо стараться убедить руководителей предприятий в том, что затраты компании на их подготовку в этой школе окупятся сторицей. Надо сказать, сами слушатели были в этом уверены на сто процентов, наверное, поэтому у них получалось быть убедительными. В результате школа была реально проведена на средства предприятий. Понятно, что это налагает ответственность на слушателей, которым оплатили обучение в ней. И они понимали, что, вернувшись, им надо будет продемонстрировать результаты этой подготовки. В итоге спикеры даже удивлялись тому, как народ целеустремленно собирался на лекции, невзирая на прекрасную погоду и теплое море рядом. А программа была очень насыщенной: лекции начинались в 9 утра и заканчивались в 10 – 11 вечера.

Главное отличие нашей школы от других молодежных инженерных обучающих форумов состоит в том, что ее слушатели не утрачивают с ней связи в течение всего следующего года. Проведя цикл занятий в школе, мы сформировали наш регистр молодых инженеров и регистр проектов, которые они ведут. В этот регистр внесены как частные проекты, реализуемые ими в свободное от основной работы время, так и текущие проекты предприятий, над которыми они работают. Создаваемый СМИР проектный офис готов оказывать поддержку в их реализации – методическую, управленческую, информационную, административную и т.д. Свою помощь обещал и Фонд Бортника – в отборе и сопровождении самых перспективных проектов, имеющих потенциал развития до создания новых инновационных компаний. Ведь ребята на местах находятся в рабочем процессе, и им часто не хватает внешнего ресурса для того, чтобы двигать их проекты. Теперь они его получат, и через год, в рамках следующей школы, мы все вместе подведем итоги их работы: сколько проектов вышло на стадию внедрения, на базе скольких из них созданы малые компании и т.д. Кстати, на следующий год в школе будет организовано обучение в два потока – для тех, кто прошел подготовку в этом году и для новичков.

…Последний из когорты генеральных конструкторов СССР – Николай Дмитриевич Кузнецов еще в середине ХХ века писал о том, что должна появиться новая специальность – инженеров истории. Это люди, которые, опираясь на знания разнообразных процессов, законов научно-технического развития, способны спроектировать будущее и привести к нему общество. В этом смысле молодые специалисты ОПК, которые работают на освоение космоса, на электронику, причастны к проектированию будущего и должны играть в этом процессе все более заметную роль. И для них очень важно впустить в себя мироощущение инженера истории, стать во всех отношениях ведущим, перестав быть ведомым. Для того, чтобы помочь им в этом, мы и работаем.