Делегация ФПИ приняла участие в философском форсайте «Технодоктрина России: контуры технологического будущего страны»

оригинал статьи

Делегация ФПИ приняла участие в философском форсайте «Технодоктрина России: контуры технологического будущего страны»

   19 декабря в г. Королев Московской области на базе ОАО «РКК «Энергия» в рамках Алексинского форсайта «Философия войны и мира» прошла стратегическая сессия на тему: «Технодоктрина России: контуры технологического будущего страны». В мероприятии приняли участие представители ряда крупных отечественных высокотехнологичных предприятий, ученые как технических, так и гуманитарных специальностей, представители российского инженерного сообщества, журналисты. Фонд перспективных исследований на форуме представляла делегация во главе с советником генерального директора Фонда, доктором технических наук Сергеем Васильевым.

Основной идеей форсайта стала попытка, посадив за один стол специалистов технических специальностей и философов, политологов и публицистов, попытаться с использованием самого разного инструментария сформировать точки соприкосновения в вопросах определения стратегических особенностей обеспечения технологического лидерства России в мире с учетом происходящих геополитических изменений и экономического кризиса. И хотя понимание в ряде вопросов достигалось довольно непросто, в итоге дискуссия оказалась крайне полезной.

Открывая сессию президент ОАО «РКК «Энергия» Владимир Солнцев подчеркнул важность проведения таких форумов, поскольку «нужна постоянная генерация новых идей и решений». Он отметил, что сегодня наша страна отстает в реализации новых и уже разработанных конструкторских решений ввиду общей технологической неготовности. «Важным остается вопрос преемственности поколений в обеспечении технологического первенства. У нас в РКК много молодых конструкторов, но и тех, кто постарше, мы не спешим списывать со счетов, потому что только мудрость опыта с одной стороны и энергия молодости с другой способны вести к достижению оптимального результата», — подчеркнул он.

Руководитель аппарата одного из организаторов форума – Союза молодых инженеров России Анна Сазонова сообщила собравшимся о трех основных направлениях деятельности недавно созданного объединения.

Генеральный директор ФКП «Алексинский химический комбинат», депутат Московской областной думы Алексей Рогозин отметил, что на площадке РКК «Энергия», где повсюду висят портреты легендарного Сергея Павловича Королева нужно говорить о возвращении молодежи в сферу космических исследований, «создании мотивации, аналогичной той, что была у конструкторов и инженеров – представителей поколения победителей». По его словам «сегодня важно наполнить понятными для всех смыслами запуски космических аппаратов и нашу работу в космосе в целом, и сегодняшний форум призван этому способствовать».

Президент Российской инженерной академии, член-корреспондент РАН Борис Гусев обратил внимание собравшихся, что начинать разговор о технологическом лидерстве необходимо с понимания сущности термина «устойчивое развитие». По его словам нам надо научиться выбирать элиту и ставить перед собой ясные и перспективные задачи.

«В нашей космической программе налицо присутствие дефицита идей», — подчеркнул в своем выступлении известный публицист и общественный деятель, главный редактор сайтов «Русский обозреватель» и «Новые хроники», автор концепции «атомного православия» Егор Холмогоров. Он считает, что мы оказались в парадоксальной ситуации: если в 40-60-е годы человечество грезило освоением Космоса, то после того, как человек впервые ступил на Луну, от этой мечты отвернулись. «В 80-е годы появились так называемые Звездные войны, которые сразу же замаркировали космос как источник опасности. А последующий за этим взрыв в развитии микроэлектроники привел к тому, что космос современного человека заключен в устройстве под условным названием «айфон», который все больше становится проекцией его внутреннего сознания». По словам Холмогорова, если освоение космоса требует серьезных усилий, неудобств и жертв, демонстрирует уязвимость человека перед силами природы, то пользование современными гаджетами, напротив, — просто, удобно, комфортно и создает иллюзию всевластия в собственном выдуманном мирке без каких-либо значимых усилий. И это результат навязанной нам извне идеологии «общества потребления», которая становится тормозом на пути нашего поступательного развития.

«Я так отвечу на вопрос: «Зачем нам Космос?» — шестой технологический уклад в нашей стране не может быть создан без космического прорыва, который сам по себе является индикатором того, что вся остальная работа проведена правильно», — подчеркнул в своем выступлении литературный критик и публицист, исследователь и теоретик фантастики Сергей Переслегин. Он также привел слова британского историка Арнольда Тойнби о том, что всякая цивилизация есть ответ на вызов (а человеческая цивилизация есть ответ на вызов звезд) и по закону истории все, кто не отвечает на базовый вызов, неизбежно погибают. Он также уверен, что российскому государству необходимо сделать выбор в пользу дальнего космоса (пояса Юпитера и Сатурна), отказавшись от освоения среднего космоса и отдав уже относительно освоенный ближний космос (околоземные орбиты) бизнесу.

Один из экспертов ВПК Анатолий Сперанский отметил, что несмотря на то, что сегодня мир живет в условиях технологической гонки, для нас важно избавиться от потребительской зависимости, лишающей нас мотивации на большие достижения. При этом он считает, что перед нами стоит еще множество нерешенных технологических задач. Например, природа существует в 7-мерном измерении, в то время, как человек освоил максимум четыре из них.

Для восстановления понимания того, зачем нам нужен космос, предложил вернуться с истокам его освоения известный российский политолог Олег Матвейчев. «Когда эти идеи только зарождались в конце XIX века, у многих было ощущение конца истории, ставились задачи победы над смертью. В рамках этой концепции реальной становилась угроза критического перенаселения Земли и освоение Космоса рассматривалось, в том числе и нашим К. Циолковским, как ответ на эти вызовы», — подчеркнул ученый. По его мнению и сегодня дальнейшее освоение космоса должно быть увязано с решением главной проблемы для человечества – победы над смертью.

Объективные трудности, возникающие при понимании между инженерами и философами, собранными на форуме за одним столом, отметил известный российский философ и журналист Алексей Чадаев. По его словам нам нужно быть готовыми отвечать на новые вызовы, когда вдруг стало ясно (и мы сегодня имеем возможность убедиться в этом воочию), что «война XXI века оказалась гораздо более тотальной, чем все мы могли ожидать». «Сегодня в качестве оборонных технологий можно рассматривать и спекуляции на бирже, и деятельность международных платежных систем, и идеологическую обработку, и навязывание стандартов потребления, и образы, формируемые масс-медиа, театром и кино, и многое другое. К сожалению, это новая, объективная реальность», — заключил он.

«Любой прорыв, а мы сегодня говорим именно о прорыве в сфере технологий, начинается с мечты.  На ее основе возникает идея, затем – конструкторское решение по воплощению этой идеи. После того, как решение найдено, появляется новая технология. И только потом она может быть коммерциализирована, то есть становится бизнесом. И в этом смысле блестящий опыт концентрации усилий и четкого выполнения заявленного алгоритма был у СССР (и поэтому у Союза было столько выдающихся технологических достижений), и нам сегодня следовало бы активнее им пользоваться. И еще одно, мы должны понимать, что догоняющая стратегия в целом бесперспективна, она ведет к бесконечному отставанию», — в определенной мере подвел итог дискуссии советник генерального директора ФПИ Сергей Васильев. Он уверен, что для успеха стране не хватает прежде всего «сильного целеполагания».

В результате формируются позитивная мотивация участников и лишь затем – технологии решения тех или иных вопросов. Все это, по его мнению, применимо и к сфере высоких технологий, именно на этом требуется сейчас сосредоточение максимальных усилий.

Организаторами мероприятия выступили: ОАО «РКК «Энергия», Алексинский форсайт «Философия войны и мира», 1-й Всероссийский форум технологического лидерства России «ТЕХНОДОКТРИНА-2014», а также Союз молодых инженеров России.

Технологическое будущее России обсуждали в РКК «Энергия»

19.12.2014

Оригинал статьи

Известные ученые, философы, инженеры 19 декабря 2014 года впервые собрались вместе в РКК «Энергия», чтобы обсудить технологическое будущее страны.

Идея провести выездную сессию 1-го Всероссийского форума технологического лидерства России — «Технодоктрина России: контуры технологического будущего страны» в РКК «Энергия» принадлежит Союзу Молодых Инженеров России. А воплотить эту идею в жизнь помог Совет молодых специалистов Корпорации «Энергия».

В качестве формата встречи был выбран интеллектуальный форсайт.

Форсайт (от англ. Foresight — «взгляд в будущее») — это инструмент формирования приоритетов и мобилизации большого количества участников для достижения качественно новых результатов в сфере науки и технологий, экономики, государства и общества. По результатам форсайт-проектов создаются дорожные карты. Является одним из важнейших инструментов инновационной экономики.

Одним из организаторов форсайта в Королеве выступил ФПК «Алексинский химический комбинат», где успешно работает интеллектуальный клуб «Алексинский форсайт «Философия войны и мира».

Прежде чем начать процесс обсуждения концепта технологического будущего России, участники форума посетили музей РКК «Энергия», Контрольно-испытательную станцию, выставочный комплекс Центра развития технологий и подготовки кадров (ЗЭМ). Философы, ученые и молодые инженеры получили возможность узнать, как испытывают летательные аппараты; увидеть образцы первых искусственных спутников Земли, автоматических межпланетных станций и космических кораблей; осмотреть спускаемые аппараты Юрия Гагарина, Алексея Леонова, Валентины Терешковой.

«Смысл таких мероприятий, как наше сегодняшнее — понять, как нам сделать космос нужным, сделать его востребованным. Как не только продолжать тенденции, но и осознать, что космос — наше будущее. РКК «Энергия» не случайно выбрана в качестве дискуссионной площадки: мы с вами находимся в таком месте, где многое было изобретено и сделано впервые в мире», — сказал А.Д. Рогозин, генеральный директор ФПК «Алексинский химический комбинат».

Интеллектуальный форсайт был организован непосредственно в выставочном комплексе Центра развития технологий и подготовки кадров среди натурных экспонатов, которые по праву считаются показателями высочайшего научного уровня разработок и производственно-технического потенциала страны, высшей стадии достижений технического прогресса.

Но технический прогресс требует не только научного, но также социального, политического и философского осмысления. Философия — как раз та область знания, которая сводит горизонты и ставит цели глобального развития.

А.А. Сперанский, Вице-президент Российской инженерной академии, заметил: «Сегодняшний день — поход в музей истории величия России. Но об этом нельзя говорить в прошлом, потому что технологическое достоинство является нашим генным свойством. И нам необходимо понять, как мы с вами видим свой завтрашний день».

Выступая перед участниками, Президент Корпорации Владимир Солнцев сказал: «Чем больше будет привлечено специалистов из разных областей — химии, физики, математики, философии и так далее — спектр широчайший, тем больше шансов на появление неожиданного результата, нового решения. В первую очередь, я хотел бы пожелать всем заряженности на конечный результат. Ваши идеи, мысли, успехи обязательно должны и могут быть реализованы. Мы, безусловно, гордимся историческими достижениями в области освоения космоса, позволившими земной цивилизации начать новый этап своего развития — этап изучения Солнечной системы и дальнего космоса. Но мы должны гордиться еще и тем, что нам предстоит сделать».

 

Публицист Егор Холмогоров — о трудных пространствах Галактики и тяжелых временах их освоения

Преодоление космического скептицизма

Егор Холмогоров. Фото из личного архива

Оригинал статьи

Не так давно мне довелось побывать в музее РКК «Энергия». Я прикасался к спускаемому аппарату «Востока» — тому самому, который совершил первый виток вокруг земли с Гагариным. Рядом были аппарат Валентины Терешковой, «Восход», из которого впервые вышел в открытый космос Алексей Леонов и чудом вернулся, и еще один «Восход», трехместный, в рекордные сроки сконструированный Феоктистовым, взявшим себе в награду право полететь на нем вопреки медицинским показаниям.

Передо мной были артефакты богов. По нашей земле ходили люди, совершавшие невозможное. Я вспоминал то чувство космического восторга, с которым мы жили в детские годы. И пытался понять — что с ним стало, куда из нашей жизни ушел космос и вернется ли он.

Успешный запуск тяжелой версии ракеты-носителя «Ангара», увенчавший двадцатилетнюю эпопею по её разработке, — долгожданный выход нашей космической программы из того тупика, в который загнал «самую большую страну мира» распад еще более «самой большой страны мира» — СССР.

С единственного оставшегося на территории России космодрома Плесецк запуск на орбиту тяжелых космических аппаратов был затруднен. Мы оставались фактически заложниками доброй воли Казахстана, ставшего владельцем Байконура.

Решалась проблема двумя способами: было начато строительство космодрома Восточный в Приморье и велась разработка новой ракеты «Ангара», которая способна с высоких широт выводить тяжелые грузы на любые орбиты. С вводом в строй «Ангары» у России наконец появляется свобода рук в космосе. Мы можем осуществлять и выводить на орбиту проекты, которые не будут зависеть ни от далеких иностранных партнеров, ни от переменчивых в настроениях соседей. Мы вернули себе полный ракетный суверенитет.

О США того же сказать нельзя: они критически зависимы от российских ракетных двигателей. Не так давно под давлением сенатора Маккейна Конгресс принял решение отказаться от российских двигателей РД-180 для выводящих спутники правительства США «Атласов». Но почти сразу же компания Orbital приняла решение закупить новейшие двигатели РД-181 для доставляющих частные грузы «Антаресов».

Русская космонавтика по прежнему знает как — как сделать, как доставить, как сэкономить, в конце концов. За стоимость одного запуска «Шаттла» с шестью космонавтами наши «Союзы» могли бы вывести на орбиту 36 человек. Но вот с ответом на другой вопрос зачем наша космическая программа зашла в тупик. Увы, потолок наших космических амбиций сегодня — это стать высокооплачиваемыми смежниками в американских и других платежеспособных проектах.

Кризис нашего космоса — это лишь часть глобального кризиса космических амбиций. Большой космос начинался как мечта, как попытка человечества выйти за свои пределы. Русский космизм был порожден экстравагантной ересью Николая Федорова о «воскрешении отцов», реализация которого влекла бы за собой перенаселенность земли и необходимость заселения других планет, расчетом технической стороны чего и занялся Циолковский.

Западная космическая программа задавалась прежде всего произведениями писателей-фантастов. Мало кто осознает, что большинство произведений Азимова, Брэдбери, Хайнлайна, Кларка были написаны до первого полета человека в космос, а многие и до первого спутника. Реальная космонавтика не так уж сильно скорректировала космонавтику фантастическую. По огромным тихим орбитальным станциям расхаживали, мягко ступая на ковры без всяких проблем с гравитаций, одетые в модную форму космопилоты. Космические крейсера скакали через гиперпространство и расстреливали друг друга лазерами.

На этом фоне архаичные железяки, где адски шумели вентиляторы, а элементарные биологические отправления превращались в невесомости в пытку, конечно, были абсолютно неконкурентоспособны в воображаемом мире. Однако художники и киношники как могли старались сгладить разрыв воображаемого и действительного. Я вспоминаю серию марок космонавта-художника Леонова и художника Соколова «15 лет космической эры» (1972). Где на первом плане шли немного приукрашенные картинки реальных космических достижений, а фоном шли достижения воображаемые, будущие.

Эта неизбежность будущего была как бы оправданием скудости настоящего — мол, вот уже скоро. Но время шло, а быстрого прорыва не получалось. Каждый шаг был мучительно труден, требовал огромных затрат, рисков и отступлений назад.

Существует популярная теория заговора, согласно которой американцев никогда не было на Луне. Но, если вдуматься, то гипотеза, что на Луне они были, но, несмотря на ряд удачных экспедиций, вынуждены были от проекта отказаться, еще драматичнее. Чтобы минимально подтвердить завышенные фантастические ожидания, потребовались большие усилия, но долго эти усилия поддерживать не удалось. Фантастика в известном смысле убила космонавтику.

Если бы с самого начала был бы избран другой способ самопонимания космического освоения — не как стремительного рывка прогресса, а как истории трудных побед и тяжелых поражений в достижении невозможного, если бы неудачи и трагедии не замалчивались, а рассматривались как составная часть истории поиска и подвига. Если бы мы в понимании космоса взяли образ не рывка прогресса, а трудного пути… Тогда — в этом случае — всё было бы, возможно, иначе.

Но до этого додумались лишь в последние годы и только на Западе, где был снят прорывной фильм «Гравитация», предоставивший относительно реалистичную картину трудного космоса. Фильм вобрал показал трудности, пережитые многими космонавтами в том числе тем же Алексеем Леоновым. Впрочем, его полет на «Восходе» и первый выход в открытый космос были настолько полны приключений, аварий и нештатных ситуаций, что реалистическая лента была бы жестче самой жесткой фантастики.

Не видя обещанных фантастикой легких успехов и не понимая трудной работы людей на тяжелых аппаратах, человечество в 1970–1980-е отвернулось от космоса, предпочтя экспансию в свой внутренний мир, в сферу в лучшем случае знаний, в худшем — грез. Начался золотой век микроэлектроники, которая создавала всё более совершенные, эстетически приятные и потребительски понятные предметы: телевизор, граммофон, библиотека, слепок мозга. К тому же благодаря ей стало можно смотреть порно и постить фоточки котиков.

Ближний космос в практическом плане обеспечивает массу удобств для работы с картинками — спутники и в самом деле изменили практическую жизнь человека Google-картами и навигаторами (особенно если забыть об их наземной подстройке).  Большой космос, не столько реальный, сколько фантастический, стал одной из слагаемых дизайна этого воображаемого мира, пейзажем для «звездных войн».

В России с дизайном и визуализацией в последнее столетие дело обстоит туговато. У нас «что ни собираем — выходит автомат Калашникова» — и это прекрасно, поскольку роль космоса в обороне невозможно переоценить. Столь же очевидны рациональные мотивы, которые требуют от нас поддерживать передовые позиции в космосе — допустив технологическое отставание здесь, мы навсегда выпадем из числа мировых лидеров. Всё больше конкурентов нам наступают на пятки, но есть вещи, которые мы делаем в космосе действительно лучше всех.

Но вот умение создавать концепции, объяснять причины того, зачем нам стремиться в космос, к нашим сильным сторонам пока не относятся.

Западные космические программы ищут ответа на вопрос, «зачем» они пошли по пути отработки тех запросов, которые предъявляет к космосу пользователь айфона. И NASA, и ЕКА оправдывают себя для широкой публики, показывая красивые картинки: фотопанорамы Марса, дирижабли над Венерой, посадка зонда на комету, обещание высадить людей на астероид. Другими словами, перед нами попытка более-менее успешно создать видимость, что фантастическая картинка стала реальностью.

Россия, мне думается, могла бы предложить прямо противоположную концепцию постижения космоса — перестать скрывать те трудности, с которыми дается каждый шаг за пределами земного притяжения. Человек должен осознать трудный и опасный, смертоносный мир, который ждет его на выходе из уютного кокона нашей планеты. Должен ощутить реальную цену каждого шага на орбиту и другие планеты. Он должен восхититься тем, как мы, по сути, с первобытным и по сей день инструментарием уже можем тем не менее всерьез обсуждать вопросы о базах на Луне и Марсе. Хотя еще сами не понимаем толком, зачем они нам нужны: «воскрешения отцов», в отличие от глобальных эпидемий, покамест не намечается.

Человек, с трудом достигающий невозможного, гораздо приспособленнее человека, с легкостью воображающего невозможное. Этот вкус преодоления, выхода за пределы — не менее сильный стимул к освоению космоса, чем наслаждение картинкой, и гораздо более весомое оправдание больших затрат.

Читайте далее: http://izvestia.ru/news/581264#ixzz3NblMJMhQ

ФИЛОСОФСКИЙ ФОРСАЙТ «ТЕХНОДОКТРИНА РОССИИ: КОНТУРЫ ТЕХНОЛОГИЧЕСКОГО БУДУЩЕГО СТРАНЫ»

г.Королев | 19 декабря 2014

РКК

Выступление Александра Баурова
Оригинал статьи

Представлюсь А.Б. – работал в Цниимаше, в Сколково с момента основания, сейчас в Объединённой ракетно–космической корпорации.
Сразу скажу, что мои взгляды сформированы под влиянием мир системного анализа школы Эммануила Валлерстайна и экономических моделей длинных циклов в работах Карлотты Перес.

Постараюсь пройтись прямо по повестке, извините если будет не «так много космоса» , как в речах коллег.

— Концепты технологического будущего России;
У нас в принципе 1 концепт технологического будущего России — найти свое место с мирового распределения труда и стараться уйти в области экономики с максимальной прибавочной стоимостью (в идеале этот маневр должен подтверждать идеологической государственной окраской).
Страна должна стать привлекательной — и залог этого не только незыблемость свободы и соблюдения прав граждан, высокий уровень личного дохода, независимые суды, мощная армия, это конечно производство современных популярных в мире товаров и услуг. Вот недавно был ребрендинг концерна Калашников – продукта узнаваемого каждым 2 взрослым жителем Земли, надеюсь, что скоро таких продуктов будет много и в самых различных отраслях. Космическая отрасль в этом плане остается безусловным флагманом, и наша задача сделать все, чтобы этой узнаваемо успешной позиции не упустить.

— Философские основания технологического лидерства;
К счастью кроме диктата диалектического –материализма в стиле краткого курса ВКП (б) достигнут большой прогресс современной мысли и плюрализм мнений; в тоже время насильственная (через конституцию) деидеологизация общества породила большой поток контрмодернистких течений, пропаганды желания «вернуться к традиции, к земле» — и с этим, если мы хотим строить страну технологического лидерства, надо бороться.


— Показатели и критерии технологического лидерства России в XXI веке;
Производство товаров в России на душу населения в десятки раз ниже, чем в любой развитой стране. Здесь рекордно низкие инвестиции в основной капитал уже более двадцати лет. При этом РФ лидер по доле торговли в ВВП (а также в процентах занятости в торговле). Что бы не оказаться в доиндустриальной фазе, и не остаться там навсегда необходимо резкое изменение промышленной политики с упором на максимально широкую международную кооперацию, необходимо локализовать не территории страны (не Москвы) новые бизнесы обрабатывающий промышленности и основных производственных индустрий привлекая максимально широкую мировую кооперацию (насколько это возможно в текущих политических условиях) — сделать все, чтобы сюда приходили новые люди с новыми компетенциями. В большинстве промышленных индустрий все еще возможно встраивание России в технологические альянсы с заинтересованными мировыми промышленными игроками для повышения гарантий масштабирования применения разрабатываемых здесь технологий и продуктовых решений. Таким путем идет развитие Бразильского авиастроения и судостроения, совершающего у нас на глазах колоссальный рывок, так идет развитие горнорудного дела в Австралии и ЮАР. Нам нужно искать специализацию каждого региона и объединятся в защите новых бизнесов с интересами стран равных интересов. Например, ОАК бессмысленно пытаться конкурировать с Boeing или EADS, но вполне по силам вступить в технологический альянс с Embraer. При этом, надо избегать противопоставления постиндустриальныой экономики индустриальной. Постиндустриальное общество не означает неиндустриальное — наоборот. Растущий сектор услуг и отраслей, не связанных с физическим изготовлением вещей, в развитых странах базируется на колоссальном промышленном фундаменте, в РФ же этот фундамент почти полностью зависит от условий экспорта комплектующих и технологий. А значит, для устойчивой промышленной политики необходимо перейти от импорта комплектующих и технологии к «импорту людей» и созданию условий для локализации в регионах новых бизнесов.
Показатели лидерства — доля высокотехнологического экспорта 50%, занятость в малом бизнесе 50%, лидерство в части университетского образования и экспорт образовательных услуг.
Критерии лидерства:
• независимость оборонной промышленности от импорта (софта или ЭКБ).
• понимание импортозамещения — как создания экспорт ориентированных продуктов и услуг (сервисов), то что завоевывает внешние рынки то и является достойным импортозамещением.
• В традиционно успешных отраслях – оборонная индустрия, космос, ядерная энергетика — надо его сохранять; нужно привыкать к жесткой конкуренции на этих рынках, понимать, что они не велики по объёму, но в их кооперации рождаются новые прорывные, создающие новые рынки технологии – Интернет (от запросов оборонки США) микроэлектроника и ИКТ-взрыв от Лунной программы США и др.
Отечественная космонавтика так же может стать источником таких прорывных технологий, я в этом не сомневаюсь.
• Миграция высокотехнологических компаний и людей в страну. Перестройка работы ведущих вузов особенно из программы 5 в 100, ориентация на экспорт образовательных услуг.


— Ключевые тренды, определяющие контуры технологического будущего;

Россия — периферийная часть ядра миросистемы, с преимущественно сырьевым экспортом, огромной занятостью в государственном секторе. Основные вызовы стран «ядра» наступают в России с запозданием, что дает нам дополнительные шансы сориентироваться в разворачивающейся драме исторического момента — кризиса, связанного с переходом мировой экономики на массовое использование продуктов 5 технологической волны. Широкий фронт изменения всех средств производства и конечной продукции с помощью разработок IT-индустрии в современном мире меняет структуру занятости и центры производства, серьёзно корректирует экспортно-импортный баланс государств, динамику миграции, их внутреннюю политику и, в конечном итоге, геополитический баланс межгосударственных интересов.
Не решив задач прогнозирования и управления занятостью – не понимая какой профиль экономики, мы хотим видеть черед 5-10 лет (опуская замыленные слова про диверсификацию и уход от нефтяной игры) бесполезно говорить о каком-то технологическом форсайте. Нам жизненно необходимы инструменты открытого экспертного прогноза (потому что сообщества экспертов все хорошо между собой знакомы, но предложения идут вверх по различным индивидуальным властным каналам)
Говоря о конкретных технологических нишах: это закрепление на рынке ИКТ, инжиниринг и промышленный дизайн, новая альтернативная энергетика (биотопливо, возобновляемая, новые прорывные научные решения), робототехника во всех проявлениях — у нас классная мехатроника, классные программисты, возрождение национальной фарм.-индустрии. В части военных технологий это широкий спектр от биоматериалов до Спутниковых систем специального назначения, Оружие направленной энергии и др.
Нельзя забывать, что электроэнергия это самый ликвидный сырьевой товар и в этом у нас колоссальные перспективы. Из двух самых актуальных тем по этому вопросу — Сверхпроводимость и новые накопители энергии и Термоядерных технологий, хочу отметить мое недоверие термоядерному направлению (субьективное – отсутствие успеха в различных способах плазменного удержания в течении более чем 40 лет) и максимальную поддержку разработке различным системам накопителей и их систем управления — BMS — я знаю, что в России колоссальные заделы в этом и есть первые успехи коммерциализации.

— Techno sapiens: творец vs творение.

Следующий технологический фронт ожидается на стыке биотехнологий робототехники и информационных задач Искусственного интеллекта – по сути это развилка киборгизации или сетевых интеллектуальных систем , в любом случае задача осознания части человечества как новых творцов будет актуализироваться и в первую очередь с точки зрения классового разделения (богатые — совершенствуют свое тело до безграничных возможностей – см. модели из фильмов Время/Суррогаты и др. ).